Вы находитесь здесь: Главная > Главный медосбор > Эти растения дают главный взяток

Эти растения дают главный взяток

Пчела на цветке смородины

Пчела на цветке смородины

Источниками главного взятка могут быть как естественные древесно-кустарниковые и травянистые растения, так и культурные сельскохозяйственные.

Из естественных медоносов особую ценность представляют желтая и белая акации, малина, липа, каштан съедоб­ный, разнотравье пойменных, суходольных и горных лугов, кипрей, вереск; из посевных — белый и розовый клевер, эс­парцет, донник, кориандр, гречиха, подсолнечник, хлопчат­ник. У каждого из этих представителей растительного мира свои фазы роста, развития, цветения, плодоношения, но у многих из них, особенно травянистых, эти фазы во времени совпадают.

Такие медоносы, как малина, кипрей, гречиха, липа, произрастают обычно на больших площадях, и поэтому каждый из них может стать источником главного медосбора. Мед, собранный с любого из этих растений, — монофлерный (ма­линовый, кипрейный, липовый, гречишный и т. д.).

Наиболее продолжительный медосбор (до месяца) бывает с донника, кипрея, гречихи и вереска. Самый обиль­ный взяток из травянистых дает кипрей (на свежих гарях сильные семьи собирают с него меда по пуду и более в день), из древесных — белая акация и липа.

У главных медоносных растений фаза цветения насту­пает не одновременно. Луговое разнотравье, например, как правило, зацветает в средней полосе страны в конце первой декады июня, липа — в начале июля, гречиха — следом за ней, а то и наслаивается на нее. Такое чередование в цветении медоносов создает или один продолжительный (наслаиваю­щийся) главный взяток, или несколько самостоятельных, если цветение одного источника отделяется от другого ка­ким-то отрезком времени.

В зависимости от места произрастания, почвенно-кли­матических особенностей местности даже цветение одного и того же медоноса протекает не в одни и те же сроки. Предста­вители суходольных лугов зацветают раньше и заканчивают цветение быстрее, чем те же растения пойменных лугов. Сроки развития и цветения растительности равнинной местности не совпадут со сроками зацветания и периодом цветения той же флоры на местности с холмистым рельефом. Различия эти тем большие, чем значительнее разница в высоте распо­ложения медоносных растений.

Таким образом, взяток с одних и тех же растений обус­ловливается не только их видовыми особенностями и коли­чеством, но и почвенно-климатическими условиями и мес­том произрастания.

Знать срок наступления главного взятка необходимо, чтобы подготовить к нему семьи с максимальными резервами и сразу же включить их в сбор меда.

Срок зацветания медоноса, определяющего тип медос­бора, устанавливают обычно по дню зацветания первого ве­сеннего медоноса или пыльценоса. Правда, в зависимости от складывающихся погодных условий весны фазы развития растений удлиняются или укорачиваются, сроки зацветания главных медоносов поэтому сдвигаются в ту или иную сторо­ну, иногда более чем на 10 дней. Сроки возможного начала главного взятка определяют, пользуясь средними многолет­ними данными зацветания этого медоноса, учитывая также срок раскрытия бутонов одного из первых ранневесенних медоносов, от которого и ведут счет дней. В средней полосе России, например, от начала пыления орешника до зацвета­ния мелколистной липы проходит 2 1/2 месяца, а в Средней Азии от зацветания гусиных луков до взятка с псоралеи — 89—91 день. Интервалы в зацветании весенней и летней флоры остаются более или менее постоянными. Ошибка в определении сроков обычно не превышает 2—3 дней.

Главные медоносы встречаются не повсеместно, а каждый из них обособился в строго определенном микрорай­оне, поэтому типы главных взятков в разных районах страны неодинаковы. На Дальнем Востоке, например, он складыва­ется из медосбора с амурского бархата и черноклена, липы и летне-осеннего разнотравья; в центральных районах — с раз­нотравья, липы и гречихи; в Средней Азии — с псоралеи, верблюжьей колючки, горного разнотравья и хлопчатника.

Источниками весеннего главного медосбора являются акации желтая и белая. Желтая акация распространена по всей центральной России, Уралу, Сибири, Алтаю. Особенно много ее в горах Алтая, где она произрастает сплошными массивами. Зацветает она здесь в конце мая, а заканчивает цветение к середине июня. Взяток с нее хороший, ежегодный. При благоприятных погодных условиях сильные семьи со­бирают акациевого меда по два пуда и более. Не случайно жел­тую акацию местные пчеловоды считают медоносом-бога­тырем. К сожалению, медосбор с нее иногда прерывается хо­лодами.

Значительные насаждения этого ценного медоноса име­ются в полезащитных и придорожных полосах, парках и скверах Центральной и Нечерноземной зон России, где много и других медоносных кустарников. В этих районах медосбор с акации стабилен.

Еще более медоносна акация белая. Ею изобилуют леса Молдовы, Кавказа, Кубани, юга Украины, европейских стран, Южной Азии и Средней Америки. Большое место как декора­тивному растению отведено ей в городских и поселковых на­саждениях, полезащитных и придорожных полосах. Нектаропродуктивность белой акации огромна — до тысячи килог­раммов с гектара. Пчеловоды называют ее южной липой. Гроздья белой акации бывают полны нектаром, источая в округе дивный нежный аромат около двух недель. За этот короткий период сильные семьи пчел собирают по 40—50 килограммов прекрасного меда, а при двух взятках с акации, цветущей в разные сроки, в городских насаждениях и естест­венно произрастающей в лесах, — до 70 килограммов.

Пчеловоды Румынии и Болгарии стабильно получают по два магазина белоакациевого меда с улья.

Обширные леса предгорий и гор Кавказа, Крыма, юга и юго-запада Европы изобилуют прекрасным медоносом — каштаном съедобным. Зацветает он обычно в конце июня и в зависимости от высоты произрастания цветет до трех-четырех недель. Хотя мед с него и темный, непривлекательный, он весьма питательный и целебный. Объясняется это не толь­ко химическим составом нектара, но и присутствием в нем, как ни в одном другом меде, большого количества пыльцевых зерен.

Каштан — богатейший источник пыльцы. Семьи запа­сают ее надолго. Не случайно пчеловоды охотно везут своих пчел в горы к каштанникам.

Немалый интерес представляет и каштан конский. Это превосходное декоративное дерево украшает улицы и площа­ди многих городов. Цветет он раньше каштана съедобного почти на два месяца. Взяток с него хороший, мед светлый.

Наша родина богата липой — одним из главных источ­ников производства товарного меда высшего качества. Липо­вый мед (липец) всегда пользовался особым спросом потре­бителей, исстари служил предметом экспорта и был вне кон­куренции. Липняки — первоклассные медоносы. Они предс­тавляют особый интерес и для современного пчеловодства — промышленного и любительского. Столетнее дерево липы способно выделить более 4 ведер нектара. Липа взята под охрану государства, вырубка ее запрещена или строго ограни­чена.

Липа — главнейший источник получения меда для пче­ловодов Центральной России, Предуралья, Поволжья, Даль­него Востока. В лиственных лесах этих регионов она значи­тельно преобладает над другими породами деревьев и перехо­дит в сплошные массивы. Особенно богаты липой районы Верхней и Средней Волги, а также Башкирии, Татарии, Чува­шии, Мордовии и др. На Дальнем Востоке она занимает несколько миллионов гектаров, почти сплошь покрывая многочисленные распадки и сопки. Здесь, как ни в каком другом месте страны, ужились три совершенно различных по своей природе вида липы: такета мелколистная, амурская среднелистная и маньчжурская широколистная. Первой зацветает такета (конец июня — начало июля), и едва взяток с нее пойдет на убыль, раскрываются еще более многочислен­ные клады с нектаром липы амурской. Последней расцветает липа маньчжурская. Ее здесь называют королевой дальневос­точной медоносной флоры.

Двадцать три — двадцать пять дней благоухает тайга дивным ароматом липы, из цветков которой, как из родника, бьет нектар. Особенно нектароносна маньчжурская липа. Сильные отмобилизованные семьи приносят с нее до двух пудов меда в день, а всего за период цветения всех видов липы собирают по 200 килограммов и более. Пчеловодство здесь стало одним из излюбленных и доходных занятий населения.

Такие высокие медосборы, не имеющие себе равных ни по продолжительности, ни тем более по силе, определяются не только сочетанием трех разных видов липы, но и мягким морским климатом, изрезанным рельефом местности, бо­гатством плодородия почвы. Однако 50—60 килограммов меда, который можно получить с липы в других зонах от семьи, хорошо подготовленной к этому медосбору, тоже превосходно.

Взяток с липы бурный. Наибольшее нектаровыделение наблюдается в период, когда ночи теплые, парные, дневная температура в пределах 22—24 градусов, дни тихие, безвет­ренные, а солнце прикрыто легкой дымкой, влажность возду­ха высокая — 70—80 процентов. Увеличивают нектарность и грозы. Чуть побуревшие цветки буквально сочатся светлым душистым нектаром, аромат которого густо настаивает воз­дух.

В крупных городах, таких, как Москва, Казань, Саратов, Нижний Новгород, немало липовых насаждений на улицах и площадях, а в пригородах — старинных липовых парков и рощ. Большинство деревьев произрастает на очень хорошей почве, за ними ведется уход (поливка, подкормка, обрезка), в результате которого нектаровыделение липы бывает обиль­ным и почти ежегодным.

Особая ценность городской липы состоит в том, что взяток с нее начинается на 10—14 дней раньше, чем с липы, произрастающей в лесном массиве. Благодаря кочевкам пчеловоды-любители практически приобретают возможность продлить медосбор с липы с 12—14 до 24—26 дней и получить в 2 раза больше меда. К сожалению, липа очень чувствительна к иссушающим юго-восточным ветрам и низким температу­рам, когда выделение нектара приостанавливается.

Испокон веку отличным источником медосбора была и остается травянистая флора с огромнейшим видовым раз­нообразием цветковых. Наиболее ценные из них клевер бе­лый и розовый, лядвенец, мышиный горошек, шалфей, веро­ника, люцерна желтая, душица, герань, васильки, борщевик, мордовник и другое разнотравье. Оно цветет, как правило, в одно время. Пчелы поэтому собирают мед не с одного какого-нибудь вида этих растений, а одновременно с нескольких. Мед, собранный пчелами с такого разнотравья, носит назва­ние цветочного, или полифлерного, то есть собранного с разных медоносов. У этого меда прекрасные вкусовые качества и высокие лечебные свойства.

Взяток с разнотравья бывает обычно средним, а в от­дельных местностях даже сильным (до 7 килограммов в день) и продолжительным, особенно в труднодоступных горных и лесных районах, где эту растительность долго не скашивают. Луга занимают в России громадные площади. Их мно­го на северо-западе страны, в Центральной зоне, Предуралье, Поволжье. Заливные луга по Волге, Днепру, Оке, Белой, их притокам богаты бобовыми, зонтичными, сложноцветными. Значительный слой ила — природного концентрата органи­ческих удобрений, который остается после спада воды, обус­ловливает буйное развитие травянистой флоры, ее высокое стабильное нектаровыделение.

Максимальному нектаровыделению способствуют пере­падающие теплые дожди, утренние росы, разность ночных и дневных температур, которая усиливает секрецию нектара.

Особое место в медоносной флоре России принадле­жит пойменным лугам по берегам могучих сибирских рек — Енисею, Оби, Иртыша, левобережные поймы которых прос­тираются на 50—60 и более километров в ширину и изобилу­ют медоносными травами.

Луга Сибири поражают не только разнообразием видов цветковых, но и совершенно неповторимой сочностью и пышностью своей. Диву даешься, как все это может вырасти в таком суровом краю и в короткий срок!

Долго, около семи месяцев, длится здесь зима. До кон­ца апреля лежит в тайге двухметровый слой снега и держатся морозы, давая о себе знать и в мае, а уже в августе вновь начинаются заморозки. И это бывает не на Крайнем Севере, а в центральных и даже южных районах Сибири. Но едва только дыхание весны коснется этих суровых мест, как сразу же оживает растительный мир: еще не успеет растаять снег, а уже набухают и лопаются почки, зацветают ивовые, трогают­ся в рост травы. Кажется, все представители растительного мира этого сурового края спешат воспользоваться каждым погожим днем и пройти все фазы своего развития до того, как вновь наступит леденящая стужа.

О бурном росте растений позаботилась и сама природа. Тепло и свет, необходимые для их жизни, она дает им с первых же дней мая, но особенно обильно в июне и июле. За три месяца травянистая флора проходит все фазы развития: в мае и частично в июне она набирает вегетативную массу, со второй половины июня и весь июль цветет.

Сказочно разнообразна медоносная флора горных лу­гов — альпийских и субальпийских. Очень много здесь пер­воклассных медоносов — горного клевера, душицы, соссюреи (ее также называют белковой или горькушей широколис­тной).

Взяток с горного разнотравья сильный и долгий. Объ­ясняется это в первую очередь особенностями рельефа. Расте­ния зацветают вначале у подошвы южных склонов, где боль­ше тепла и света, и террасами постепенно поднимаются выше. Растения северных склонов зацветают позже. В то время как растительность, обращенная к полуденному солнцу, уже цве­тет, те же ее виды, произрастающие на противоположной стороне гор, только что вступают в фазу бутонизации. Кроме того, здесь встречаются такие экологические виды, которых нет или очень мало на южных склонах.

Многообразие видов медоносной растительности и раз­новременность их цветения делают взяток не только силь­ным, продолжительным, но и стабильным.

В субальпийском медоносном разнотравье Кавказа множество зонтичных и сложноцветных, а растительность верх­него зеленого пояса — альпийские луга, которые из-за боль­шого разнообразия видов цветковых образно называют аль­пийским ковром.

Вся эта флора представляет исключительную ценность для пчел, характеризуется буйным цветением и постоянст­вом нектаровыделения. Этому благоприятствуют горы, кото­рые закрывают растительность от северных холодных пото­ков воздуха и от иссушающих юго-восточных ветров, плодо­родие почвы. Близость Черного и Каспийского морей делает климат мягким и влажным.

Ценность кавказской медоносной флоры, как и расти­тельности гор Алтая и Тянь-Шаня, состоит не только в боль­шом видовом разнообразии, но и в длительности цветения растений, обусловленной особо благоприятными условиями для их произрастания. Изобилуют ценнейшими медоносами альпийские луга Гималаев, Альп и Карпатских гор.

Из богатейшей травянистой растительности лесов особенно медоносны дягиль лекарственный и кипрей, по выражению сибирских пчеловодов, — медоносы-силачи, а в лесах северо-запада страны — вереск.

Из медоносов полей главный взяток дает гречиха. Издавна славится она как хороший медонос. Возделывают ее почти повсеместно. Особенно велики ее массивы на Украине, в Беларуси, Центральной России, Казахстане. Выращивают ее в Европе и даже в горных областях Северо-Западной Ин­дии. На севере этой страны она до сих пор встречается в диком виде.

Сроки цветения обусловлены природно-климатичес­кими условиями зон. В Беларуси, например, цветение начи­нается с конца июня, а заканчивается в зависимости от сро­ков посева в середине августа. При хорошей погоде семьи приносят в день по 5—6 килограммов меда. В других зонах сбор меда с гречихи совпадает с окончанием медосбора с липы и продолжает его.

Цветет гречиха долго, около месяца. Наибольшее нектаровыделение наблюдается в период массового цветения, который обычно длится более двух недель. Семьи приносят в это время в среднем по 4—5 килограммов нектара в день. Если гречиха посеяна в несколько сроков, взяток с нее более продолжителен и гарантирован, даже если непогода прервет ра­боту пчел на несколько дней. Не зря пчеловоды говорят: с гречки — без осечки.

Наибольшее количество нектара цветки выделяют в ут­ренние часы, поэтому пчелы интенсивнее работают на ней лишь в первой половине дня, переключаясь на полевое разнотравье.

Не меньший интерес представляет подсолнечник. Бук­вально безграничны поля этой масличной культуры на Укра­ине, Кубани, в центрально-черноземных районах России, Поволжье, на Урале, в Казахстане.

Подсолнечник — один из последних медоносов сезона. Цветет он месяц, почти до конца августа, хорошо нектароносит на богатых черноземах при температуре воздуха 25—30 градусов. Усиливает нектаровыделение достаточная увлаж­ненность почвы и воздуха. Известны 8—10-килограммовые сборы меда в день. Наиболее стабилен взяток — 3—4 кило­грамма.

На нечерноземных, менее плодородных почвах некта­ровыделение невысокое. Оно находится в прямой зависимос­ти и от температурного режима.

Выведены новые, очень нектароносные и урожайные сорта этой важнейшей масличной культуры. Значение под­солнечника как медоноса в источника пыльцы значительно повышается.

Источником главного взятка для большинства рай­онов Средней Азии служит псоралея (ак-курай) — многолет­нее бобовое растение. Наибольшее распространение оно имеет на юге Казахстана и в Узбекистане. Зацветает псоралея в середине мая, а заканчивает цветение в конце июля. Максималь­ное продуцирование нектара бывает в дни с температурой воздуха, близкой к 30 градусам. За период цветения хорошие семьи собирают с этого растения по 7—8 пудов меда.

Одновременно с псоралеей цветет верблюжья колюч­ка — один из выдающихся медоносов пустынь и полупус­тынь Средней и Южной Азии. Взяток с нее сильный и продол­жается 20—25 дней.

Оба эти растения, занимая огромнейшие территории, произрастают в разных местностях, и поэтому каждый из них является источником самостоятельного главного взятка. Псоралеей и верблюжьей колючкой очень богата субтропи­ческая растительность Закавказья и многих Латиноамери­канских стран. Медосбор с них дополняет здесь шалфей и вероника седая.

В мае в Средней Азии открывается отличный взяток в лесах, раскинувшихся по поймам крупных рек, с зарослей шенгиля — колючего кустарника. Хорошие семьи собирают с него по полпуда и более меда в день. Цветение шенгиля длит­ся около двух недель.

Во второй декаде июня зацветает лугово-степное тор­ное разнотравье — душица, шалфей, зизифора, донник, си­няк, василек, змееголовник, будяк и другие, дающие устой­чивый и средний по силе медосбор.

Важнейший источник главного взятка всех Среднеази­атских республик — хлопчатник, под которым ежегодно за­няты огромнейшие территории. Хлопчатник — древнейшая сельскохозяйственная культура Индии, известная здесь бо­лее 2000 лет назад. Много его в Мексике и Никарагуа. В районах его возделывания отмечается особый интерес к занятию пчеловодством. Цветет хлопчатник с конца июня до конца сентября, а в самых южных районах захватывает и значительную часть октября. Наибольшее количество меда с хлопчатника в Средней Азии собирают пчелы в июле и авгус­те, в период массового цветения.

Растительность в этом регионе обособилась в местах, где она могла как-то противостоять зною. Одни виды расте­ний распределились по долинам и поймам рек; другие — по оазисам и близ родников и ключей; третьи поднялись высоко в горы, где благодаря близости снегов зной становится безо­пасным; четвертые выработали свойство добывать влагу из глубинных слоев земли, проникая за ней корнями на 10—15 метров.

Приспособились к этим условиям и медоносные пче­лы. Интенсивно за взятком они летают в более прохладное время дня. В самые знойные часы лёт их заметно снижается.

Имеют определенную практическую ценность и источ­ники так называемого падевого взятка. Падевый мед, очень богатый сахарами, микроэлементами, кислотами и фермен­тами, ценится не столько за свои питательные, сколько за вы­сокие лечебные свойства. Особенно много его добывают в Западной Европе, где он пользуется большим спросом. В Гре­ции на падевый мед приходится более половины всей получа­емой от пчел продукции, в Австралии — до 80 процентов.

Обильно выделяется падь насекомыми, паразитирую­щими на хвойных деревьях — ели, пихте, сосне, кедре и лис­твенных — дубе, буке, липе.

Когда сильно размножаются насекомые-падевыделители (их называют иногда союзницами медоносной пчелы), гектар елового леса может дать до 700 килограммов пади, соснового — до 500, дубового — до 350—400 килограммов. По словам ИМ. Витвицкого, «медоточивая» тля не раз спаса­ла пчел в годы с жесточайшей засухой.

К источникам падевого взятка предприимчивые пче­ловоды специально подвозят пасеки и получают много меда. Они научились его прогнозировать, определять зоны макси­мального распространения производителей пади по перезимовавшим яйцам насекомых-падевыделителей и по колони­ям муравьев (там, где есть муравьи, выделение пади повыша­ется на 50—70%). Весь собранный падевый мед откачивают.

Оценка статьи
Слабенькая статья!Так себе статья!Неплохая статья!Хорошая статья!Отличная статья!

Просмотров: 5 191

Метки: ,

Оставить комментарий