Вы находитесь здесь: Главная > Главный медосбор > Пасеку к медоносам. Часть 1

Пасеку к медоносам. Часть 1

Луговой василек - прекрасный нектаронос

Луговой василек — прекрасный нектаронос

Как бы местность ни была богата медоносными угодьями, она в большинстве случаев не обес­печивает пчел нектаром и пыльцой в изобилии в течение всего весеннего, летнего и осеннего периодов. В одном насе­ленном пункте могут быть заросли ивовых, много садов, но может не оказаться источников главного взятка, если на зем­лях, прилегающих к нему, возделываются зерновые, про­пашные и другие немедоносные культуры.

В другом месте, наоборот, нет или очень мало весенней медоносной флоры, но есть прекрасный старый липовый парк или липовая роща, с которых пчелы могут собрать немало меда.

Встречаются и такие селения, где есть и ивовые, и садовые, и луга, и липа, но этих угодий или небольшое коли­чество, или даже много, но не настолько, чтобы в изобилии обеспечить нектаром всех имеющихся здесь пчел. Иногда большие массивы очень ценных медоносов — эспарцета, гре­чихи, подсолнечника находятся далеко от населенного пунк­та, и пчелы долететь до них не могут.

Нередко бывает, что медонос, на который возлагают надежды, вдруг не оправдывает их: его цветение попадает или в знойную, или, наоборот, в дождливую погоду, не благопри­ятствующую лёту пчел, и пасеки остаются без меда, хотя в нескольких километрах следом за только что закончившим цветение медоносом зацветает более поздний источник глав­ного взятка. В хорошую погоду с этого медоноса можно полу­чить много меда, если к нему подвезти пчел.

Перевозку пчел от одного источника нектара к другому справедливо называют кочевкой. Видимо, в тот момент, ког­да человек впервые взял из леса диких пчел и вместе с гнезда­ми перенес ближе к своему жилищу (для удобства ухода и охраны), возникла мысль переезжать (кочевать) с ними от одних медоносов к другим. Может быть в те далекие времена и родилась в народе поговорка, в которой заложен глубокий смысл: «За медом надо ехать». А современные пчеловоды, которые на автомобилях кочуют со своими пасеками за сотни километров, говорят: «Бензин — лучший «корм» для пчел», «Теперь не пчелы ищут мед, а пчеловоды».

Кочевка — огромное достижение пчеловодной техники. Она позволяет брать нектар там, где его больше, освобо­диться от безвзяточных окон, в какой-то степени делает пчеловода независимым от окружающей среды.

Кочевой метод пчеловодства древнейший. Он широко применялся всеми народами мира, особенно славянами. Колодные ульи и сапетки перевозили лошадьми и волами, запряженными в телеги и арбы, а кавказские народности к труднодоступным горным лугам — вьюками на ослах и лошадях. Чабаны, уходившие в горы с отарами овец, нередко брали с собой и пчел.

По небольшим рекам, русла которых пролегали через лесные массивы и пойменные луга, к этому нектарному бо­гатству ульи доставляли на плотах и баркасах.

Возникновение культурного земледелия оттеснило лесные массивы, которыми были так богаты славянские земли, от поселений, а на полях начали возделывать энтомофильные культуры — бобовые, крупяные, масличные. Пчел стали все чаще и в большем количестве подвозить к этим растени­ям для их опыления и получении меда.

Кочуют с пасеками не только к источникам главного взятка, но и к медоносам второстепенным для более интен­сивного наращивания молодых пчел или лучшей подготовки семей к зиме. Пчеловоды Кубани, например, ранней весной вывозят своих пчел на заросшие лесами поймы рек, в пред­горья и горы Кавказского хребта на древесно-кустарниковую растительность. Когда семьи нарастят там значительное количество пчел и расплода, пополнят запасы корма, их пере­возят в населенные пункты на взяток с белой акации и гледи­чии. Дальневосточные пчеловоды после медосбора в тайге с липы уезжают с пчелами в лесостепь на взяток с леспедецы и позднего разнотравья. Семьи, ослабленные на взятке с липы, там хорошо поправляются, наращивают молодых пчел к зиме, а при благоприятных условиях даже собирают немало товар­ного меда. Многие пчеловоды Московской области весной вывозят своих пчел на вырубки к зарослям лесной малины, летом — на луговое разнотравье по поймам рек, к городским липовым насаждениям, а потом на гречиху в соседние облас­ти.

Медоносная растительность многих городов и посел­ков представляет большую ценность для любительского пче­ловодства. Городские площади, проспекты, улицы бывают озеленены липой, каштаном, белой акацией, гледичией, а бульвары, скверы, парки и сады почти сплошь состоят из липы и остролистного клена. Много также желтой акации,

жимолости татарской и других декоративных медоносных кустарников. По берегам городских прудов и водоемов растут ивовые.

В Москве и ее зеленой зоне, например, около 100 тысяч гектаров насаждений с множеством ценнейших медоносных пород. Этим медоносным богатством успешно пользуются столичные и подмосковные пчеловоды. Рижане также ис­пользуют липовый взяток. Ежегодно привозят в город до двух тысяч ульев и получают по 30—40, а в иные годы по 50 килограммов меда от семьи.

Много любителей природы содержат пчел в Киеве, Самаре, Воронеже, Ташкенте и в других крупных городах. Сюда на весенний и летний медосборы с кустарниковой и древесной растительности со своими пасеками кочуют сотни пчеловодов из пригородных зон. Благодаря кочевкам можно получить три-четыре урожая меда в год.

Тот, кто хоть раз перевез свою пасеку на медосбор и по­чувствовал преимущество этого способа пчеловождения пе­ред стационарным, навсегда уже станет пчеловодом-кочев­ником и при возможности никогда не упустит открывающе­гося где-нибудь поблизости взятка. К сожалению, далеко не все пчеловоды кочуют с пчелами: одни из-за сложности под­готовки семей к перевозке, трудностей транспортировки или опасения погубить пчел в пути, другие из-за занятости на ра­боте или неудобств походной жизни. Некоторые из этих дово­дов, может быть, и основательны, но не настолько, чтобы отказаться от 30—50 килограммов меда, а нередко и от боль­шего его количества, дополнительно получаемого пчеловода­ми-кочевниками с каждого улья.

Подготовка пчелиных семей к перевозке не так уж слож­на, тем более если ульи заранее снабжены всем необходимым для кочевки. Не встречаются особые трудности и в охране их в лесу или поле, если пчеловоды-любители кооперируются и поочередно находятся около пчел.

При такой организации кочевки проще создавать нор­мальные бытовые условия, доставлять продукты, почту, сов­мещать работу на предприятиях с посещением своих пасек. Постоянное общение друг с другом обогащает знания, опыт. А так как эти группы обычно подбираются из людей, близких по взглядам, жизнь их на природе приобретает особую прив­лекательность и надолго запоминается. Таким небольшим группам пчеловодов-любителей нередко идут навстречу фер­меры и хозяйства, имеющие большие массивы культурных медоносных угодий и заинтересованные в их опылении, осо­бенно те, у которых недостает своих пчел.

Кочевка с пчелами — лучший активный отдых. Осо­бенно она приятна в летнюю пору. Это не только теплые ночи, напоенные ароматом цветов и свежего меда, это пора обилия в лесу ягод, орехов и грибов, жадного клева рыбы. Не истин­ное ли наслаждение провести свой отпуск вместе с пчелами среди красот и даров природы!

Прежде чем приступить к подготовке семей к кочевке, заблаговременно подыскивают массив с тем или иным медо­носом, определяют состояние растительности и возможные сроки ее зацветания.

«С какой бы целью ни предпринимались занятия пче­ловодством, — указывал Г.П. Кандратьев, — из страсти ли к естествознанию, из любви ли к пчеловодству, из необходи­мости ли добывания средств, или с коммерческой целью обо­гащения, во всех случаях в основу должно лечь прежде всего изучение местности».

Если удалось подобрать два относительно равноцен­ных по запасам нектара участка, то предпочтение отдают тому, который имеет более плодородную землю (липа, нап­ример, произрастающая на супесях, хотя и обильно цветет, нектара почти не выделяет, а на глинистых и особенно черно­земных почвах нектароносит обильно и почти ежегодно) и размещается на неровном рельефе, что значительно продлевает сроки цветения и делает взяток более постоянным.

В кипрее, говорят пчеловоды, надо искать кипрей. На торфяниках он нектароносит слабо, а на свежих гарях — обиль­но. Если один массив сельскохозяйственного медоноса на­ходится в открытом поле, тем более на возвышенном месте, а другой — на равнинном и поблизости от леса, лесополосы или небольшой речки, то выбор останавливают на последнем. Здесь микроклимат мягче, а ветры слабее, что благоприятст­вует не только нектаровыделению, но и работе пчел.

Размещать пасеки около больших водоемов, особенно если источники главного медосбора находятся на другой их стороне, нежелательно. Это неизбежно приведет к большой потере лётных пчел.

Важно принимать во внимание количество выпавших атмосферных осадков за период вегетации медоносных рас­тений. Нередко дожди проходят полосами, захватывая лишь какую-то часть района, в то время как остальная его площадь испытывает недостаток влаги. Там, где своевременно прош­ли дожди и в почве сохранились запасы влаги, нектаровыделение растительности, естественно, будет намного интенсив­нее. Нередко кочуют с медоноса, посеянного рано, на тот же медонос позднего срока посева. Взяток растягивается, веро­ятность получения с него меда повышается.

Крайне желательно, чтобы, кроме главного источника меда, на этом массиве или рядом с ним были бы медоносы побочные. В случае, если основной медонос подводит или он дает взяток не целый день, как, например, гречиха, пчелы будут работать на медоносах второстепенных. Они даже мо­гут придать основному меду приятные цветовые и вкусовые нюансы.

Оценка статьи
Слабенькая статья!Так себе статья!Неплохая статья!Хорошая статья!Отличная статья!

Просмотров: 1 563

Метки: ,

Оставить комментарий