Вы находитесь здесь: Главная > Размножение пчел > Пчелиный расплод появился преждевременно

Пчелиный расплод появился преждевременно

Зрелый пчелиный расплод

Зрелый пчелиный расплод

Бывают случаи, когда размножение начинается значительно раньше нормаль­ного срока и не под влиянием пробуждающейся природы, а в результате воздействия каких-то иных, неблагоприятных для жизни пчел, факторов. Возникают они от нарушения совре­менной прогрессивной технологии пчеловодства.

Приступив к выращиванию нового поколения, семья уже в какой-то мере чувствует себя вне опасности. Прежде чем пчелы окончательно ослабнут и навсегда уйдут из своего гнезда, они сумеют вырастить какое-то количество потомст­ва, которое и продлит существование семьи.

Если пчелиная семья пошла в зиму слабой, то есть с не­большим количеством пчел, то каждой особи, чтобы не погибнуть от холода, пришлось затрачивать энергии и потреб­лять корма значительно больше, чем особям сильной семьи. Это неизбежно приводит к преждевременному изнашиванию организма пчел — физиологическому старению и сокраще­нию срока жизни.

В результате того что пчелы потребляли больше корма, в их кишечнике накапливались избыточные шлаки. А так как пчелы не могут в зимнее время очистить свой кишечник (это они делают при первом весеннем вылете из гнезд), он пере­полняется настолько, что перестает вмещать вновь и поступа­ющие остатки неусвоенной пищи. Пчелы оказываются в критическом положении, тем более если они больны нозема­тозом. В семье появляется расплод как ответная мера в борь­бе за существование. Как бы ни казалось странным, слабая семья начинает выращивать расплод раньше сильной. Семья ставит себя в еще более тяжелые условия. При слишком раннем расплоде всегда есть опасность появления поноса. Семья тает и если дотянет до весны, то все равно теряет способность к самостоятельному развитию.

В таком положении может оказаться даже сильная семья. Если пчелы во время зимовки питались кормом плохого качества (мед падевый, собранный с листьев или закисший от сырости в улье), то он неизбежно вызовет преждевремен­ное переполнение кишечника и его расстройство. Если гнездо продували ветры, то пчелы, чтобы не закоченеть, были вы­нуждены больше расходовать меда и перерабатывать его в тепловую энергию, в результате кишечник их мог преждевре­менно переполниться. Борясь за существование, семья отве­чает на это критическое состояние также заботой о потомстве. Преждевременно инстинкт размножения проявляется, как ни странно, в семьях, у которых запасы корма на исходе или находятся далеко от клуба и для него недосягаемы. Голодаю­щая и умирающая от голода семья изо всех сил стремится сохранить себя в поколениях. К тому же приводит и мед закристаллизовавшийся. Свежим медом пчелы нормально питаться не могут. Они слизывают лишь очень незначитель­ный слой разжиженного меда, находящийся между кристал­лами. Голодая, пчелы физически слабеют, жизнь их затухает. Гул голодающей семьи с каждым днем становится глуше, на легкий стук она отзывается не сразу, очень тихо и недружно, отзвук напоминает шелест сухих неопавших листьев. Выра­щивать расплод и сохранить себя в потомстве она уже не в силах. Ее саму надо спасать. Ей дают корма — мед, медово-сахарное тесто или сироп.

Соты с медом ставят по краям клуба, предварительно отодвинув или удалив из гнезда пустые, не занятые пчелами соты. Если гнездо накрыто не потолком, а холстиком, для облегчения прохода пчел к медовым сотам поперек рамок кладут брусочки толщиной не менее 8 мм.

Можно поверх гнезда прямо на бруски рамок положить полномедный сот. Под него, чтобы все ячейки были доступны пчелам, также кладут реечки.

При отсутствии сотового меда семье можно дать и медово-сахарное тесто. Для его приготовления севший мед рас­плавляют в водяной бане (кастрюлю с медом помещают в кастрюлю с водой большего объема и ставят на огонь). Когда кристаллы меда распадутся, его замешивают на сахарной пудре. Пудру добавляют до тех пор, пока тесто не станет достаточно густым. Пригодным для подкормки считается такое тесто, которое почти не изменяет приданную ему форму, а на его поверхности выделяются мельчайшие капельки меда. На четыре части пудры берут одну часть меда. Тесто раскатывают в большую лепешку, завертывают ее в пергаментную бумагу или целлофан, делают в нем продольные прорези и кладут на гнездо поперек рамок, чтобы к корму был доступ из всех улочек. Пользуются и более калорийным кормом медово-сахаро-пыльцевым тестом. Пыльца составляет в нем пятую часть.

Голодающих пчел удается спасти и сахарным сиропом. Его наливают в соты и ставят к краям клуба или дают в пото­лочных кормушках. Литра сиропа концентрации 1:1 хватает семье средней силы примерно на месяц.

Преждевременную яйцекладку маток вызывают нозе­матоз, варроатоз, а также различные беспокойства. Повы­шенным потреблением корма семья отвечает и на гибель матки, на избыточное тепло, недостаточный воздухообмен.

Заболевание пчел нозематозом — заразным поносом вызывается микроскопическим паразитом ноземой. Споры ее распространены почти повсеместно и находятся чуть ли не в каждой пчелиной семье. Болеют же нозематозом только те семьи, условия жизни которых благоприятствуют развитию паразита.

Самая лучшая среда для активной жизни возбудителя создается в кишечнике пчелы, страдающей незаразным по­носом. Однако одного этого недостаточно. Чтобы споры ноземы проросли, нужна довольно высокая температура (до 32 градусов Цельсия), которая как раз и создается в гнезде с появлением расплода. Развитию паразита способствует и повышенная влажность окружающей среды.

Споры ноземы начинают усиленно размножаться. Пере­полняя кишечник, они проникают в гемолимфу (кровь), а вместе с ее током и в другие органы и мышечные ткани. Пчела становится тяжелобольной.

С появлением в семье все большего и большего числа больных пчел клуб теряет компактность. Шум нозематозной семьи тревожный, нестройный, разноголосый. На легкий стук по стенке улья она отвечает не сразу и не дружно, а потревоженная долго не смолкает.

Из гнезда нозематозной семьи на прилетную доску и переднюю стенку выходит много пчел. Одни, тут же испраж­нившись, пытаются вернуться в гнездо, другие падают и расползаются по зимовнику. Жизнь многих обрывается еще в улье, на дне скапливаются мертвые пчелы, нижний леток, если он небольшой, забивается трупами, вентиляция прекра­щается, осыпь увеличивается. Если больной семье не оказать срочную помощь, то она погибнет во время зимовки или сильно ослабнет вскоре после облета. Первая помощь такой семье — дать возможность облететься, заменить гнездо и улей.

Пчелы, сильно нуждающиеся в освобождении кишеч­ника, могут облететься даже при толстом снежном покрове, лишь бы был тихий и солнечный день с температурой воздуха на припеке 8—10 градусов тепла.

Ульи с больными семьями ставят на доски, слеги или другие предметы с южной стороны любого строения, по воз­можности ближе к нему. Чтобы воздух на уровне 1—1,5 метра от земли, в котором находятся ульи, скорее прогрелся, пло­щадку перед ним шириной 3—5 метров накрывают толем или рубероидом. Черные, они интенсивно поглощают солнечные лучи, нагреваются и отдают тепло, улучшая этим условия облета пчел. Для ускорения прогревания гнезд и выхода пчел на облет с ульев снимают крыши и утеплительные подушки и гнезда накрывают темным пергамином.

После облета гнезда разбирают. Соты с расплодом вре­менно оставляют в гнезде, а пустые и с недоброкачественным медом, испачканные экскрементами заменяют чистыми с запасами хорошего меда и перги. Если сотового меда нет, дают сахарный сироп с фумагиллином или лечебное медово-сахарное тесто с пыльцой.

Сахар растворяют в воде, доведенной до кипения. Си­роп, остуженный до 35—37 градусов Цельсия, наливают в соты и дают не менее двух рамок на семью. Ставят их в середине гнезда. Его тщательно укрывают. Улей уносят об­ратно в помещение. Это делают для того, чтобы пчелы за время холодной погоды утратили рефлекс на место их вы­нужденного облета, а новый приобрели уже на постоянном месте.

Раньше обычных сроков начинают выращивать расп­лод и семьи, больные варроатозом. В зимовке ведут они себя беспокойно, хотя по внешним признакам кажется, что зиму­ют нормально. На самом же деле слой подмора с каждым  днем возрастает. Помощь больным семьям можно оказать только после весеннего облета.

Беспокойство пчел, причиняемое грызунами, также одна из причин преждевременного появления расплода.

Семья, к которой проберется хотя бы одна мышь, силь­но возбуждается, шумит, протестуя против присутствия сво­его врага, но, находясь в клубе, она бессильна что-либо сде­лать. Мышь безнаказанно пожирает корм, поедает не только мертвых, по и живых пчел, находящихся на периферии клуба (снизу или с боков), проделывая к ним проходы в сотах, испражняется. В улье создается невыносимая атмосфера. Семья, до сих пор нормально зимовавшая, за короткий срок этого последнего и без того тяжелого периода жизни может сильно пострадать.

Присутствие мышей в помещении и ульях узнают по экскрементам, специфическому запаху и изъеденным пче­лам. Чтобы окончательно убедиться, в какой улей попала мышь, через нижние летки проволокой с загнутым концом выгребают подмор и по нему безошибочно определяют, где живут грызуны.

Выгнать мышь из улья нелегко. Проще ее выманить и поймать. Кусочки поджаренного свиного сала или хлеб, смо­ченный подсолнечным маслом, — лакомство грызунов. Мышеловки, заряженные этими пахучими продуктами, ста­вят около тех дыр, через которые мыши проникли в ульи. Чем сильнее и продолжительнее воздействие неблагоприятных факторов, тем активнее семья будет на них реагировать. Все это в конце концов и приводит семью к критическому состо­янию. В ней обостряется инстинкт размножения.

Когда же пчелы начинают размножаться под действи­ем естественного развития живой природы, то есть вовремя, качественное состояние семьи по сравнению с тем, в каком она была к началу зимнего покоя, существенно не ухудшает­ся. Правда, каждая пчела у такой семьи за зиму в какой-то степени изнашивается и стареет, но ее органы по-прежнему сохраняют физиологическую молодость — способность выполнять работы по выращиванию расплода и сбору пищи. Кишечник этих пчел не переполняется, так как период покоя у них был намного продолжительнее и корма они съели мень­ше. Увеличенное потребление меда и перги с началом выра­щивания потомства для такой семьи не страшно. Критичес­кое состояние (острая потребность очистить кишечник) в ней практически не наступает. О таких семьях пчеловоды гово­рят: какие в зиму — такие и из зимы.

Качественное состояние семей пчел, таким образом, к концу зимовки может оказаться различным. Одни перенесут зиму хорошо и какого-либо вмешательства в свою жизнь не потребуют. Они вполне нормально доживут до того теплого дня, когда смогут сделать свой первый, так называемый очистительный облет. Другие, которые зимуют плохо, наобо­рот, будут нуждаться в помощи, нередко неотложной, которая не всегда возвращает их в состояние покоя и приглушает чрезвычайно рано обострившийся инстинкт размножения или предупреждает его появление.

В районах юга и особенно в субтропиках, где пчелы зимой имеют возможность периодически вылетать из ульев, очень раннее пробуждение инстинкта размножения, наобо­рот, считается фактором благоприятным. Раннюю работу маток здесь даже стараются усилить, принудительно скарм­ливая семьям белково-углеводные смеси. Благодаря этому к началу первого продуктивного взятка семьи успевают нарас­тить значительные резервы молодых пчел и расплода. Так, в частности, поступают многие пчеловоды на юге нашей стра­ны, в Румынии, США и в других странах.

Большинство причин, которые нарушают покой пчел, зимующих в помещении, и преждевременно побуждают их к размножению, в естественных условиях воздействует на семьи значительно слабее. Воздух в их хорошо вентилируемых жи­лищах бывает всегда свежим, с ровной наиболее благоприят­ной температурой, не перенасыщается водяными парами и другими продуктами жизнедеятельности пчел (наружный воздух, как известно, морозом обезвоживается, газообмен в улье на воле идет интенсивнее). В этих условиях мед, как правило, не закисает и почти никогда не кристаллизуется. Семья не оказывается на том опасном рубеже, когда распадается клуб и пчелы начинают испражняться внутри гнезда. Очистить кишечник они могут в более или менее погожие дни, которые нередко выпадают во второй половине зимы даже в северных районах европейской части страны и в Сиби­ри. Охотники и пчеловоды-бортники — владельцы естест­венных жилищ пчел — нередко наблюдали облеты в солнечные дни при минусовой температуре в тени. Пчелы иногда освобождаются от экскрементов и без облета, на наружной стороне дупла, поблизости от входа в него (у летка), если в период острой потребности очистить кишечник погодные условия не позволяют вылетать из жилища. Но такие случаи чрезвычайно редки и обусловлены вторжением в их гнездо хищников.

Находясь в условиях, в которых этот вид насекомых сформировался, естественное течение жизни медоносных пчел не нарушается в такой степени, в какой это часто бывает при помещении их в иные условия — заточение в душные под­полья, серые погреба, плохо вентилируемые зимовники.

Период покоя, который в основном и определяет ре­зультаты зимовки, у пчел, живущих на воле, бывает продол­жительнее, соответственно отдаляется начало яйцекладки маток. Инстинкт размножения у них вызывается главным образом удлинением светового дня и ощущением предвесен­него дыхания природы. Поэтому-то сторонников зимовки пчел на воле с каждым годом становится все больше не только в районах с умеренным климатом, но и с холодным.

Преждевременное проявление инстинкта размножения (очень ранняя яйцекладка матки), хотя и естественная реак­ция семьи в борьбе за существование, крайне нежелательно. Пусть такая семья выживет, но из зимовки она выйдет обес­силенной и с физически слабо развитыми молодыми пчелами, потребует особых забот и больших затрат труда, а хозяй­ственной ценности уже не будет представлять. По довольно основательным расчетам американских пчеловодов, убытки понесенные в результате ослабления семей во время зимов­ки, далеко превосходят убытки от совсем погибших семей.

Итак, последний период зимовки — от появления расп­лода до весеннего облета — мало чем отличается от периода покоя пчел, если они зимуют в условиях, в которых вид этих насекомых исторически складывался. Зимовка пчел в помеще­нии осложняется рядом неблагоприятных факторов и поэ­тому часто заканчивается неудовлетворительно.

К концу зимовки как на воле, так и в помещении состоя­ние пчелиных семей, естественно, бывает более тяжелым, чем в какое-то другое время. Пчелы за зиму постарели, их ки­шечник наполнен неусвоенными остатками пищи, а в гнезде находится расплод (он в это время занимает значительную площадь сотов), его надо кормить и содержать в тепле. Пчелам поэтому приходится потреблять корма значительно больше, чем они расходовали прежде, хотя тогда их кишеч­ник был почти свободным. Теперь они корм не берегут, как раньше; особенно много потребляют перги. Она им нужна не только для кормления личинок, но и для себя. При недоста­точном питании пергой пчелы расходуют белок собственно­го организма, а это приводит к ослаблению функции желез, вырабатывающих молочко, истощению и к еще более быст­рому старению организма. При достаточном количестве белкового корма в улье преждевременного износа организма пчел не наступает.

От усиленного потребления белкового корма, тем бо­лее, если семья зимует в сложных условиях, задний отдел ки­шечника пчел, в котором скапливаются непереваренные вещества, наполняется все больше и больше. Семья с каждым днем подходит все ближе к тому критическому рубежу, дос­тигнув которого, пчелы уже не смогут нормально выполнять свои функции. У семей, зимующих в спокойной обстановке, при достаточных запасах доброкачественного корма, это кри­тическое состояние не наступает, даже если зима длится до семи месяцев. Они вполне благополучно доживают до облета.

Оценка статьи
Слабенькая статья!Так себе статья!Неплохая статья!Хорошая статья!Отличная статья!

Просмотров: 2 180

Метки: ,

Оставить комментарий